Хатха-йога

Введение

Христианская йога? Возможно ли создать систему йоги, которая по духу являлась бы христианской? Этот вопрос задается уже не первый год, и все пытавшиеся на него ответить проявляли при этом крайнюю осторожность. Вспомним суть их ответов.
По мнению доктора Юнга высказанному им в труде «Йога и Запад», европейцы устроены так, что «неизбежно» используют йогу наихудшим образом, какой только возможен. Тем не менее, доктор Юнг признает, что некоторые виды йоги, некоторые формы занятий йогой Западу необходимы «Западной цивилизации, – пишет он ,– нужно прежде всего избавиться от ограниченности и невежества, для чего следует глубже постичь ту сторону натуры человека, которая является собственно человеческой. Этих знаний не приобретешь, по-обезьяньи копируя методы, принятые у других народов, поскольку они выработаны в совершенно иных психологических условиях. Западу придется создать свою собственную йогу, основанную на христианском мировоззрении, – и со временем он ее создаст».

Эти слова Юнга цитирует фр. Регаме и добавляет: «Со временем? – вот именно! Без сомнения, это дело затянется надолго. Его исполнят европейцы—священники, монахи и миряне, глубоко и сознательно верующие, гармонические личности, пребывающие в мире с собой. В относительно молодом возрасте—около тридцати—эти люди побывают у вод Матери Индии: иные на месте, иные не покидая Запада, если найдут здесь достойного гуру. Все эти условия, действительно, существенно важны. Те европейцы, кто уловил лишь слабое отражение Индии, как и те, кто усвоил ее учение, но при этом утратил свои первоначальные свойства, тормозят хорошее дело, вместо того, чтобы его продвигать».

Леон-Ноэль, мирянин, посвятивший себя самостоятельным занятиям йогой, без чьей-либо помощи (и с таким энтузиазмом, что едва не потерял разум), писал после своего обращения в христианство: «Элементарное знание йоги, безусловно, является фактором, способствующим достижению физического и психического равновесия. Но если вы хотите добиться большего, вам необходим знающий гуру – христианский гуру (если таковой найдется), мастер, способный указать ученику путь от йоговских методов сосредоточения к молитве и благочестивым размышлениям пред лицом Господа… Йога, вероятно, поможет нам обновить свои способы молитвы; однако я думаю,– судя по собственному опыту,– что в первую очередь она должна пройти „обращение“, то есть забыть себя и открыться Богу живому; ей нужно осознать свободу божественной воли, божественной личности, как средоточия благодати; иными словами, ей следует отказаться от идеи, что она является действенным методом единения с божеством. Если мы признаем, если мы назовем йогу способом обращения к Богу, объединяющим тело и душу, тогда я готов поверить в возможность существования даже не одной, а множества христианских форм йоги».

В то время, когда вышеприведенные взгляды были высказаны, я уже накапливал свой собственный опыт йоги. Безусловно, я преследовал ограниченные цели. Идея христианизировать йогу – любую из индийских форм йоги – еще не приходила мне в голову. Я лишь хотел с помощью некоторых йоговских дисциплин обогатить свою духовную жизнь. Я желал, оставаясь истинным христианином, воспользоваться содействием йоги, чтобы преобразовать себя пред лицом Господа, Бога личного и живого, Бога Откровения и Библии.

Я не читал Юнга, однако пришел к заключению, что истинная и цельная жизнь христианина начинается непременно с более глубокого понимания того, что имеется в человеке собственно человеческого. Непосредственным следствием этого должно стать большее уважение к человеческой натуре как продукту воли Божьей, а также стремление не нарушать единства, заложенного в человеке Богом. Мы представляем собой тело, душу (ум) и дух (сердце). Однако тело с его склонностями часто доминирует в нас, оставляя в тени остальные наши составные части. И наоборот, зачастую наши устремления сводятся к тому, чтобы жить исключительно на интеллектуальном плане. Обычно мы далеки от того, чтобы поставить силу тела и успехи ума на службу самой благородной части нашего существа – сердцу, или духу. Я сразу предположил, что йоговские упражнения (различные позы [асаны]и дыхательные упражнения [пранайяма]) и практика концентрации помогают человеку достичь внутри самого себя синтеза трех аспектов своей натуры; добиться единения с собой и быть самим собой пред лицом Господа, который создал человека и постоянно притягивает его к себе. Мне показалось, что занятия йогой порождают некоторую внутреннюю тишину, благоприятную для созерцания, приближения к Богу и контакта с различными его ипостасями. Все, что мне нужно было сделать, это поставить цель, привести ее в соответствие с христианским идеалом и выбрать из числа йоговских упражнений те, которые вернее приведут к цели.

Это не заняло у меня много времени. На помощь мне пришла своеобразная интуиция, и после многих месяцев неизбежных первоначальных трудностей (у меня не было гуру!) я смог оценить в целом полученный мною опыт, и мне осталось только обобщить его. В 1955 году, по поручению парижского издательства Декле, я написал книгу «Путь молчания» (впоследствии она была переведена на многие языки).

Тем временем меня послали в тропики. Желая ознакомить со своим методом африканцев – как черных, так и белых – и получая многочисленные письменные просьбы дать более подробное объяснение некоторых аспектов своего метода, слишком сжато изложенного в «Христианской йоге», я подготовил полный заочный курс, который лег в основу данной книги. В ней я вновь рассмотрел существо доктрины, о которой шла речь в «Христианской йоге», и дал усовершенствованное описание йоговских поз и дыхательных упражнений. Именно этот курс, пересмотренный и улучшенный, я решил опубликовать в виде книги. Как в заочном курсе, я прибег к методу не опосредованного подхода, а также постепенного посвящения как в теорию(основные принципы и воззрения христианской формы йоги), так и в практику.

Увеличилось количество упражнений. Описаны они подробнее, чем в «Христианской йоге», указано терапевтическоедействие каждого из них и связанные с упражнением опасности, если таковые имеются (противопоказания).Книга, являющаяся, собственно говоря, результатом многочисленных бесед с учениками (имевших место за последние шесть лет), снабжена замечаниями и разъяснениями.

Говоря по правде, сегодня я чувствую некоторое волнение, когда думаю о том, как благосклонно был принят мой скромный труд во многих уголках земли. Такой прием, мне думается, неоспоримо доказывает полезность христианской йоги, во всяком случае, той формы йоги, которая является христианской но духу. Надеюсь, что мой опыт будет интересен тем людям, которые, как и я, желают служить человечеству и оставаться верными посланию, исходящему от Бога живого и Сына Его, Иисуса!

Жан-Мари Дешане, орден св. Бенедикта.
Монастырь Святого Бенедикта, Кансениа (Катанга)

pic56pic57

Comments are closed